06.08.2021      851      1
 

Е. Даль. Вишнёвое варенье


Людмила стояла у окна и глядела на старый сад. Память уносила воспоминания о том далёком времени, когда она, пятилетняя девочка, переступила высокий порог чужого дома, где теперь ей предстояло жить.

…Деревенский дом с незатейливой обстановкой показался скучным и мрачным. Теребя полу кофточки, девочка поглядела на хлопотавшую подле стола женщину. Эту женщину теперь она должна назвать матерью. Слова «мачеха» Люда ещё не знала. Да и разницы не понимала.

— Проходи, Людочка, садись на диван, располагайся, — мягко позвала её Евдокия Лаврентьевна.

Доброжелательный тон женщины несколько успокоил Люду. Удары сердца стали ровнее. Она молча села на диван и сразу оказалась в его уютных объятиях, а огромные подлокотники словно стали её защитой. От усталости она прикрыла глаза и вспомнила тяжёлые часы отъезда.

Жила она тогда с матерью и старшим братом Валерой. Мать не отличалась праведным образом жизни. Нередко в доме собирались разные компании подруг и друзей. Пьяные ссоры и драки были нормой. Дети часто оставались одни. Люда была, можно сказать, на попечении брата. Но однажды всё изменилось. Внезапно приехал отец.

Немного поскандалив с бывшей женой, он вышел из комнаты и твёрдо велел дочери:

— Собирайся, мы уезжаем. Я тебя забираю.

— А как же Валера? — со слезами в голосе спросила девочка.

— Валера останется с матерью, — резко ответил Павел Иванович.

Мать проводить родную кровинку даже не вышла.

Оказавшись вдали от прежней семьи, Люда не знала, что её ждёт. Мысль о том, как она будет жить без брата, не оставляла её. Сердечко в маленькой груди билось сильнее, тревога росла.

Её мысли прервал голос Евдокии Лаврентьевны:

— Идём, Людочка, кушать!

Все сели за стол. Помедлив, девочка взяла ложку, нехотя съела несколько ложек деревенского борща, потом немного поковырялась в тарелке с кашей. Аппетита не было.

Понимая состояние Люды, Евдокия Лаврентьевна не настаивала, только предложила:

— Давай я тебя угощу вишнёвым вареньем!

И подвинула ближе к девочке вазочку.

Люда подняла глаза. В литровой банке сквозь сироп ягоды казались тёмными и сморщенными. По-другому они выглядели на тарелке: яркими, сочными и манящими, будто только с ветки. Девочка потянулась к тарелке, робко положила в рот вишенку и сразу почувствовала аромат лета, тепла и чего-то такого неповторимого, что никак не могла понять.

Заметив, что варенье пришлось ей по вкусу, Евдокия Лаврентьевна с улыбкой сказала:

— Иди погуляй в саду, там на ветках ещё есть вишни. Рви сколько хочешь.

Люда вышла в сад. Красно-оранжевые настурции, растущие по бокам тропинки, вели в пышные заросли деревьев и кустарников. Здесь нашли своё место разросшийся малинник, роскошная слива, колючий крыжовник и густые вишни разных сортов, с которых свисало несчётное количество алых и тёмных, почти чёрных, плодов.

Люда присела на лавочку под вишней и сорвала ягоду. С наслаждением ощутила, как та брызнула соком во рту, и задумалась. Вновь тревога охватила её сердце. Почему отец забрал только её? Почему брат остался с матерью? Разве можно делить детей? И чего ждать от жизни с новой женой отца? Мысли не давали покоя, но это было тогда… (Спустя много лет Людмила Павловна с огромной любовью и уважением говорила о своей матери Евдокии Лаврентьевне. Не было для неё более душевного и понимающего человека, чем она.)

Отец был крутого нрава и непростого характера. Привык делать всё по-своему, иногда крепко ругал жену, порой и руку поднимал. Но кротость Евдокии Лаврентьевны и умение прощать сохраняли семью. С дочерью отец тоже не церемонился. Старался воспитывать в строгости, но строгость зачастую переходила в грубость: бывало, в приступах ярости в девочку летело то, что попадало под руку, порой через забор, достигая соседского двора. В такие моменты Люда боялась идти домой. Однако мать всегда была на стороне дочери и всячески оберегала её от отцовских обид.

В школе у девочки обнаружились способности к музыке, и она с удовольствием брала уроки по классу фортепиано у школьного учителя Георгия Васильевича. Дома инструмента не было, зато у соседей был огромный немецкий рояль с клавишами из слоновой кости — подарок уехавших знакомых. Люда приходила к соседям и часами разучивала пьесы. Хозяева не были против, потому что дружили с Евдокией Лаврентьевной и любили её девчушку. А ещё юная пианистка прекрасно танцевала и талантливо играла в спектаклях самодеятельного театра.

После школы Людмила сразу уехала в город. Жаль было только расставаться с матерью. Но впереди ждали неизведанные горизонты, романтика молодости, любовь и разлуки — в общем, всё, что открывают молодой девушке врата будущего.

Собрав вещи и уложив в чемодан банки с незаменимым, поистине королевским вишнёвым вареньем, Людмила отправилась навстречу всем ветрам…

Взрослая жизнь одарила её интересными событиями и людьми, приключениями, путешествиями и успехом. Людмила Павловна возглавила одну из крупных организаций в области культуры Карелии. С личным счастьем как-то не сложилось, с супругом пришлось расстаться, но зато рос любимый сын Серёжа.

Все эти годы ей не давали покоя мысли: что стало с Валерой? где родная мать? как сложились их судьбы? И Людмила Павловна начала поиски. Помня, что жили они раньше на Украине, сделала туда запрос. Ждала ответа с нетерпением. И когда пришло письмо с адресом брата, радости не было предела! Началась переписка. Из писем Валерия Людмила узнала, что их родная мать скончалась… Но письма — это всё не то. Людмила Павловна очень хотела встречи с братом. И вот однажды в поволжский посёлок Самойловка Евдокии Лаврентьевне и Павлу Ивановичу пришла телеграмма: «Приеду вместе Валерием целую Люда». Засуетились родители. Видано ли такое, чтобы через столько лет встретились родные сестра и брат, да ещё и в их доме?!

Валерий ехал с Украины, а Людмила — из Петрозаводска. Проделав каждый свой путь, они встретились в доме родителей Людмилы. Счастливые сестра и брат бросились в объятья друг друга. Как долго они ждали этого дня! Прослезились все. Встреча через тридцать лет была трогательной и душевной.

За столом вели разговор о жизни. Интересно, какой бы была она у Люды, если бы не доброе сердце Евдокии Лаврентьевны?..

Валерий и Людмила гостили недолго. Настала пора прощаться. Брат и сестра разъезжались в разных направлениях, но уже теперь точно знали, что не расстанутся никогда.

Перед отъездом Людмила прошла в сад. Всё те же вишни, которые она любила больше всех плодов на свете! Деревья встретили её приветливым колыханием веток, на которых ещё оставались ягоды после сбора основного урожая. Люда потянулась к самой нижней и сорвала яркую вишенку. Нет, этот вкус никогда не забудется — вкус детства, вкус дома, который стал ей родным! Горстью дорогих сердцу ягод она угостила брата.

Е. Даль. Вишнёвое варенье

Утром гости разъезжались. Евдокия Лаврентьевна, упаковывая сумку с продуктами в дорогу, положила каждому по литровой банке вишнёвого варенья.

— Приезжайте ещё, будем рады, — смахивая слёзы, пригласила хозяйка.

— Приедем, — пообещал Валерий и, стесняясь своего порыва, обнял Евдокию Лаврентьевну. — Спасибо за Люду.

Все всплакнули. Дрогнуло сердце и несокрушимого Павла Ивановича.

Жизнь Людмилы Павловны шла своим чередом. Её окружали замечательные люди, продолжались увлекательные поездки в далёкие неизведанные страны. Появилась ненаглядная внучка Даша. От тяжёлой болезни умер отец. Мама уже была немолода, и Людмила старалась навещать её каждый год. И всегда увозила домой баночку вишнёвого варенья, которое лучше матери никто не варил. А по дороге вспоминала, как стояла возле дымящейся, пыхтящей алюминиевой чашки и ждала, когда же мать соберёт ароматные пенки, чтобы намазать ими кусок белой булки. Кушанье было — просто объедение!

Людмилу всегда огорчало одно: уж очень далеко она от родных мест…

И вдруг несколько дней назад как обухом по голове ударила страшная весть: мама тяжело заболела. Людмила Павловна срочно поехала в Самойловку.

«Только бы успеть, только бы успеть, — стучало бешено в мыслях. — Мамочка, держись, родная, я еду к тебе».

Дорога казалась бесконечной. И вот наконец родной двор. С трудом открыв дочери дверь, Евдокия Лаврентьевна пошатнулась. Сомнений у Людмилы не было: она заберёт мать с собой. Та, которая посвятила жизнь приёмной дочке, любила её как родную, заслоняла от всего недоброго, — никогда не останется одна. Получив консультацию врача, уложили багаж, сходили на кладбище — проститься с отцом. Наутро ждала дальняя дорога.

Провожать Евдокию Лаврентьевну собрались все соседи, рядом с которыми прошла её жизнь. Поплакали и пожелали счастливого пути.

На новом месте ей понравилось. Дочка всегда рядом, внук приходит, приносят понянчить правнучку. Всё хорошо, только сердце пошаливает, давление скачет — возраст даёт о себе знать.

…Ночью Люду разбудил тревожный голос матери.

— Что, мамочка? Где болит? — взволнованно спросила дочь.

— Сердце что-то щемит. Там, на столе, мои капли…

Люда метнулась на кухню, принесла лекарство.

— Сейчас, мам, я скорую вызову, а пока чай с тобой попьём, легче станет.

Она принесла вазочку с вареньем и снова заторопилась:

— Я пойду позвоню и налью чай.

Вернувшись в комнату со стаканом горячего чая, Людмила увидела свисающую с кровати руку матери. Рядом лежала опрокинутая вазочка, а по ковру, как капли крови, разлилось вишнёвое варенье…


Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Ксения:

    Неожиданно грустная концовка:( почему-то надеялась на какое-то чудо. Рассказ не покидали вишнёвые и цветочные ароматы:)приятно… и что брат с сестрой нашли друг друга — радостно.

    p/s: поправьте, пожалуйста, опечатку в предложении:
    Сорвав ягоду, пожила ее в рот и задумалась. (поЛОжила)

    Спасибо!

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности