10.03.2022      73      0
 

Соляная Ирина. Милости просим!


Мы, поморы, народ мирный, гостеприимный. Живем тихо: землю пашем, на пушной промысел ходим, лосося и треску ловим. Воевать нам не с кем, окромя собственных жонок, но это разговор отдельный. Тут особенная храбрость нужна и тактика. И победа неочевидна.

Живем на берегах Северной Двины лет двести с лишком. С соседями сплошная дружба, торговля и взаимная выгода. Думаете, они так уж миролюбивы? Или мы суровы да злопамятливы? Нет. Открою секрет, хоть он и самоочевидный. Сами бы догадались.

За нас, поморов, сама земля северная защитной стеной стоит. Сунутся — пожалеют.

Ежели посмотреть на поморские лоции, то во льдах студеного моря к нашему берегу проходу нет. Только летом и то с опаской. А в зимнюю пору поплывет иной корабль или даже эскадра — перемерзнет. К берегу после этого, к примеру, можно пешим ходом по льду добраться. Но пушки канонерские или другое какое чугунное снаряжение льды могут не выдержать. А на себе что утащишь? Ружбайку разве что. Стало быть, в зимнее время воевать басурманину тяжело в прямом смысле.

Болтают, якобы морозы архангельские шибко трескучие. Но я вам сразу скажу: на нашенского мужика они не действуют. Никогда такого не было, чтобы помор насмерть заморозился. Он и избушку с печью соорудит, лодку вверх килем перевернет и под ней загостюет, на крайний случай в сугробе ямку выроет. Для сугреву в кармане завсегда кисет, а в кисете — табачок. Поп не видит — можно курить, беса за хвост дергать. К тому же песни у нас очень согревательные. Особенно после чарки.

Кроме того песня — это особо ценный питательный продукт. Помор зачнет голосом мелодию выводить, и есть ему совсем уж не хочется, брюхо песнями сыто. А если сильно стараться, то напев на студеном ветру в леденец превращается — можно в кадушку складывать и летом заместо мороженого лопать. В общем, громадная польза от зимних песен. И поёшь — не мерзнешь, и впоследствии пригождается.

Чужие нашего архангельского житья во всех тонкостях не знают. Могут запросто в лёд врасти, ежели ошкуя не встретят. И не понятно, что лучше. К примеру, возжелал какой захватчик от нашей поморской землицы ломоть отхватить, уж и иноземный аршин вытащил и примеряется, а ошкуй тут как тут. Давай того басурманина гонять по берегу моря. Как ошкуй убедится, что замер был правильный, у захватчика иноземного кровь у него уж разогреется, щеки порозовеют.

Иными словами никогда мы не находили на своей земле заледенелого басурмана. Ну и румяного тоже не находили.

Соляная Ирина. Милости просим!

Несколько раз видели, как во льдах ладья чужая скучает, пустехонька. А рядом с ней в линию — двадцать пар сапог располагаются, и пуговицы от кафтанов горочкой насыпаны. Сапоги хорошие, на меху, а на пуговицах — буквы басурманские. Наши артельщики у ошкуйского старосты спросили: «Ваше дело?» Ошкуйский староста подозрения отринул: «С топтыгинской рати спрашивайте». Вроде как обиделся на простой вопрос. А между тем наш интерес не пустой вовсе.

Видите, как я долго про зимнее время рассказываю? А все потому, что оно у нас три четверти от года, тогда как лето только одну четверть. За такое короткое время басурманину тоже на войну не собраться. Потому про это время года разговор у меня короткий будет.

Знаете, до чего у нас лето хорошее? Нигде такого нет. Утром проснешься — тепло и красота. Пойдешь сети проверить, веслом от берега льдину отпихнешь и любуешься на солнце красное. Птицы поют, цветы растут и рожь колосится. Когда успела?

Летом берега наши и мирные воды охраняет Генерал Комар и Гнусное войско. От архангельского мужика те защитники подальше держатся. Знают, что мы для самообороны весла с собой носим и ружья. Конечно, веслом сподручнее комарьё отгонять, но утомишься быстро. Дробью и пыжами эффективнее. Дальность разлета и широта охвата от пыжа действует безотказно. Жонки наши комаров тоже не боятся, но на улицу ходят с коромыслом. Не думаю, что комар сильно обрадуется, если его коромыслом по уху двинуть, по себе знаю.

И потому комару деваться некуда — приходится басурмана кусать. Напьется комар и гнус чужой кровушки, льдины обсядут и песни горланят на голландском или норвежском, да так громко, что приходится их уговаривать не баловать.

Это я вам еще про гренадера Топтыгина не рассказал, но информация о нем не точная, потому врать не буду. Жонка моя вроде как видела, будто Топтыгин вооруженный кедровыми шишками и другими метательными снарядами берега дозором обходил. Но поскольку сам я того не дозора не видел, то подтвердить не берусь. Одно знаю точно, с басурманином наш Топтыгин познакомиться будет завсегда рад.

Так что, захватчики дорогие, милости просим. Коли хотите гостеприимства поморского отведать — наше море Белое и Северная Двина для судоходства пригодны.


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности