18.09.2021      26      0
 

Эпидемия


Школа, в которой учился Лёня Угольков, заболела. Нет-нет, не гриппом, не коклюшем или ветрянкой, а палиндромом! И ведь начиналось-то всё просто, прямо-таки безобидно: учительница русского языка Ксения Сергеевна дала задание пятиклашкам подобрать слова, которые бы читались туда и обратно одинаково. Такие слова палиндромами называются. Ну и понеслось.

Нет, сначала, конечно, ничего такого не было. Пятиклассники прилежно копались в своем скромном словарном запасе и находили простенькие слова, вроде «дед», «шалаш», «кабак» и так далее. Но все испортил отличник Заякин, который принёс на урок не слово, а целую фразу: «А роза упала на лапу Азора», правда, умолчав при этом об авторстве.

Его соперник по учёбе и тоже отличник Ключников, стремившийся не допустить превосходства Заякина даже при выполнении домашних заданий, решил дать достойный ответ противнику, однако собственных языковых знаний ему не хватало, поэтому Ключников обратился за помощью к старшему брату, учившемуся в седьмом классе. Совместными усилиями было составлено два предложения: «Ужу рано наружу», а также «Нот нежен тон» – оба Ключниковых обучались музыке и посещали кружок юных натуралистов.

Заякин не смог смириться с поражением (два предложения против одного) и подключил сразу всю параллель восьмых классов. Дальше – больше. Девятиклассники тоже не остались в стороне: ведь интеллектуально они превосходили восьмые классы. Со всех сторон только и раздавалось:

– Лезу в узел!

– Колем мелок!

– Увёл Лёву! Украл Ларку!

– На в лоб, болван!

Каждый норовил придумать такой палиндром, которого ни у кого не было. Словесная изобретательность зашкаливала. Дальше всех пошли старшеклассники: они писали не только записки:

«Мадам! А Вас лапал Сава» (долго спорили по поводу правомочности написания имени с одной «в», однако всё же зачли), эпитафии: «Уже ль лежу?», отзывы о прочитанном: «Кармен – не мрак, Вакула – лукав, а Лука – акула», послания: «Эге, ЕГЭ!», но и довольно пространные эссе: «Доводи до воды довод. Вот кафе фактов: Марс – срам, Арес – сера, а Крон – норка. А. Блок и колба».

Ольга Кунавина. «Эпидемия»

Когда самая красивая девочка в школе Ника Дерябина предложила провести тайный турнир на звание короля палиндрома, в школе разразилась настоящая эпидемия. На переменах никто не бегал, окон не разбивал, горшков с цветами не ронял, стены в туалетах не изрисовывал. Все были заняты делом. Однако слов катастрофически не хватало. В школьной библиотеке разобрали все словари, даже англоязычные. Третьеклассник Разгуляев устроил безобразную драку с лучшим другом, с которым сидел за одной партой, из-за словаря химических терминов, хотя химия изучается только с восьмого класса, мотивируя свои действия народной мудростью: поносил (то есть попользовался) – дай другому поносить (попользоваться).

Лёня Угольков на это поглядывал свысока. Происходящее казалось ему смешным и нелепым. Звучавшие стихи – издевательством над палиндромом. И в самом деле, разве это поэзия?

Гол тот лог,

Лед одел.

Деду дед

Лепса спел.

Детский сад какой-то, да ещё с ошибкой. Или:

Уверен я, я не реву:

Узник Лео ел кинзу.

Я не реву, уверен я:

Я не лез в зеленя.

Тем не менее Лёня очень сильно хотел получить звание короля палиндрома. И вовсе не из-за Ники Дерябиной. Лёня в неё не был влюблен. Он был влюблен в поэзию. Лёня считал себя настоящим поэтом, только никому пока об этом не говорил. Но чтобы победить в турнире, надо было создать настоящее произведение искусства, а не набор букв.

Его палиндром должен был быть совершенен не только по форме, но и по содержанию. Лёня мучился, старался, но всё время выходила какая-то ерунда: в обратную сторону прочитывался совсем другой текст. Лёня забросил учебу, перестал делать уроки и только и занимался тем, что выискивал, перебирая слова, палиндромы. Родителям, второй год работавшим за границей, Лёня вдохновенно врал, что у него всё в порядке.

Однажды в комнату вошла бабушка. Посмотрела на разбросанные по письменному столу внука листочки с измаранными строками, взяла тот, где исправлений было меньше всего, и прочитала:

Ужасен сон: сажу я сажу,

Ужасен я: нос не сажу.

Да, ужас! Ужас! Я ужасен!

Сажу, сажу себя в аду.

– Ну и ну! – покачала головой бабушка. – Кто же это сажу-то сажает? Глупости! И причём тут твой нос?

Лёня попытался растолковать ей, что не так-то просто создать хороший палиндром, стал объяснить особенности словесной игры, но бабушка раскрыла дневник и ахнула:

– Какой палиндром! Да у тебя же по всем предметам двойки! Вот я матери-то расскажу!

Автор: Ольга Кунавина


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности