29.09.2021      460      0
 

Ольга Гайдай. Притча о цифрах


Один городок был необыкновенно хорош, и у многих появлялось желание им завладеть — неважно, каким путём. История признавала захват самым быстрым и эффективным способом достижения подобных целей. К тому же жителей было совсем мало. Всего десять. Это означало практически полное отсутствие сопротивления и лёгкость в завоевании.

Теперь познакомимся поближе с обитателями этого уголка. А чтобы лучше их понять, представим их группами.

Ольга Гайдай. Притча о цифрах

Первая состояла из Единицы и Семёрки. Когда вышагивала эта пара, уже издали было видно: шествуют учёные мужи. И речи ведут о мудром, высоком. Между нами говоря, Единица всегда считала подругу не дотягивающей до своего уровня. Что ни говори, а козырёк Семёрки сужал её кругозор, придавал некую зашоренность в замыслах и свершениях. Семёрка, в свою очередь, недолюбливала Единицу за чрезмерную и безоглядную устремлённость вверх — так ведь можно запросто упустить что-то значимое и даже архиважное. Правда, Единице она об этом не говорила и виду не подавала.

При всём этом совместные прогулки Единицы и Семёрки впечатляли. Много места на тротуаре они не занимали. К чему? Разве сравнимы жалкие отпечатки на земле со следами в небесном, что оставляли их острые умы?

Порой эта парочка, весьма неохотно и со скрипом, допускала к себе Четвёрку. Та, припрыгивая на одной ноге подобно букашке, землю тоже особо не затаптывала, но утолщённая талия мешала ей сосредоточиться на возвышенном. Четвёрка суетилась между Единицей и Семёркой, которые снисходительно её терпели за лакейскую готовность служить им стулом.

Второй, не менее заметной, парой были Двойка и Пятёрка. Блистательная Пятёрка не сходила с глянцевых обложек ведущих модных журналов. Ей поклонялись. Ею восхищались. Двойка же была полным её антиподом. Что бы она ни делала, как ни старалась, все её считали лишь перевёрнутой с ног на голову жалкой тенью успешной подруги. Эта мысль пожирала Двойку.

Страшная штука — зависть — лишала её сна и аппетита. Спасение она находила в грёзах о пришествии новой эры — эры Двойки. Она представляла, что наступит день, когда Пятёрку низвергнут с пьедестала, а на трон возведут истинную королеву — её. В своих мечтах Двойка даже слышала ликующие возгласы толпы, и эта картина была для неё единственным, хоть и слабым, утешением.

А вот Восьмёрка и Тройка были абсолютно успешной парой. Восьмёрка долго и упорно работала над собой, стремясь к совершенству. И она достигла его, одержав победу в конкурсе на право стать символом вечности. А Тройка, незнакомая с чувством зависти, всегда искренне радовалась успеху подруги. И довольствовалась малым. Пусть она не полная Восьмёрка. Но уж точно её половина. А значит, гипотетически, и половина вечности. А со временем, кто знает, вдруг подрастёт до целой. Эта мысль явно шла параллельным курсом с реальностью, но согревала Тройку.

Девятка и Шестёрка слыли в городке близнецами-перевёртышами и заядлыми спортсменками. Они были так покорены спортом, что отдавались ему беззаветно и радостно. Особенно любили они борьбу. И когда эта парочка оттачивала своё мастерство на татами, невозможно было различить, где чья голова и туловище. Девятка и Шестёрка были довольны жизнью и считали себя счастливыми.

Спросите о Нуле? О! Это был мальчик для битья, объект шуток — иногда простых, а порой обидных.

«Посмотрите, кто идёт. И глазу не за что зацепиться, сплошной круг. Абсолютное ничего. Пустота. Ветерок подует, и он покатится, как верблюжья колючка», — посмеивались над ним. И никто не обращал внимания, что как раз при грозах, ветрах и бурях рядом оказывался именно Ноль. Не будь его — унеслись бы жители городка в неведомые дали, где их не знали и не ведали, кто они и зачем нужны. Ноль придавал цифрам мощь и силу, делал их достойными соперниками стихиям и обстоятельствам.

Никто не замечал и умение Ноля всё вокруг сгладить — и торчащие кусты, и выбоины на мостовой, и даже разгорающиеся между жителями споры и ссоры. Накал страстей гасился обнулением. Всё возвращалось к балансу — виноватые спешили с извинениями, обиженные дарили прощение.

И когда к уютному зелёному городку подобрались захватчики, Ноль выстроил всех жителей в ряд. Сам встал в конце, превратив миллионную численность войска в миллиардную. Это было не просто много, а очень много. Враг просчитался и тут же отступил, оставив коварные планы навсегда.

А в мире цифр и дальше царило полное благоденствие.


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности