31.07.2021      418      2
 

Клетка судьбы


Нас было шестеро. В клетке судьбы. Так называла ее Зинаида, женщина без возраста и внешности. Она приходила к нам каждый день: покормить и убрать за нами. Всегда в черном рабочем халате и резиновых галошах на босу ногу. Черные лохмы, торчащие из-под платка, вкупе с метлой в руке делали ее сходство с ведьмой практически стопроцентным. Впрочем, она не была злой. И доброй тоже не была. Она никогда не пнула и не погладила ни одного из нас.

‒ Нечего тут… ‒ грубовато ворчала она. ‒ Ждите свою судьбу…

И все-таки Зинаида не была совсем бесчувственной. Она дала нам имена. Каждому. Где-то корявые и не очень симпатичные, но это были имена…

Рози. Белоснежная красотка. Имя свое получила в честь одноименного цветка. Белую розу за ненадобностью однажды вручил Зинаиде какой-то подвыпивший мужичок. Но это нисколько не умалило значимости цветка – ни до, ни после Зинаиде цветов не дарили.

Рози первой нашла свою Судьбу. Толстая холеная тетка, называвшая себя заводчицей, забрала ее на «развод» породы као-мани, сменив простокошачье имя Рози на грациозное Диллиана.

– У као-мани глаза голубые, – хмуро сказала Зинаида (и страшно удивила меня своими познаниями), – или разноцветные, но один – обязательно голубой!

Рози быстро зажмурилась, но мы и так знали, что оба глаза у нее янтарные. А тетка, бросив Зинаиде «Не умничай!», запихнула в переноску ставшую вдруг благородной Рози-Диллиану и помчалась в сторону администрации.

‒ Ненавижу мошенников! ‒ со злостью сплюнула наша «кормилица». ‒ Но ты опять лезешь не в свое дело, Зинаида!

– Опять ты лезешь не в свое дело, Зинаида! ‒ пятью минутами позже визгливо повторила хозяйка нашего кошачьего приюта тощая и носатая Нелли Адамовна. – Молчи, когда не спрашивают! И когда спрашивают ‒ молчи! Глядишь, за «не круглую дуру» сойдешь!

Вторым был Бланш. Черный как смоль, черный, как ночь, черный, как вороново крыло…

‒ Черный как бланш! ‒ сказала Зинаида.

Бланш, который поставил ей под глаз бывший супружник. Бланша забрал такой же «черный» (одежда, волосы, губы…) парень. Жутковатый тип. Гот. Так сказала Зинаида.

‒ Я назову тебя Мрак! ‒ замогильным голосом оповестил округу тот и добавил что-то про загробную жизнь.

Я видел, как Зинаида перекрестила Бланша. Лучше бы ему это запомнить: лоб ‒ живот ‒ правое плечо ‒ левое плечо… Похоже, ему понадобится…

Клетка судьбы

Третьим забрали Фэтти. Он был самым толстым.

‒ Какой ты, однако, жирняш! ‒ качала головой Зинаида. ‒ Фэтти! Именно так тебя бы звали в Англии!

В Англии? Зинаида?! Да ладно… А нет… просто хорошо училась в школе…

‒ Зачем-то…, ‒ грустно вздохнула она.

Тоже стало грустно. За Зинаиду. За что ее так? А с именем она угадала… почти… На самом деле нашего толстяка звали Скини. Что на том же «англицком» означало «тощий». Так сказал белобрысый мальчишка, когда кряхтя выносил Фэтти из клетки. И захохотал. Вот такая антонимия. Смешно? Не уверен… Хотя … белобрысый, кажется, действительно был счастлив, что нашел своего «жирняша». Да и тот тоже.

‒ Не суди строго, Кот! ‒ ухмыльнулась Зинаида, закрывая клетку. ‒ Ему просто кажется это жутко прикольным!

Не сужу.

Потом был Лео. Большой, рыжий и лохматый. Зеленоглазый. Наглый. Ленчик Ханин. Первая любовь Зинаиды. В восьмом классе. Он рассказал всем, что у нее дырявые колготки. Итог ‒ неоконченное неполное среднее образование.

За Лео пришла весьма экзальтированная дамочка.

‒ О, мой храбрый лев! ‒ в каком-то непонятном экстазе взвыла она. ‒ Р-р-р!

Мне показалось, Лео был напуган своей миссией. По крайней мере, мы с Халком ему не завидовали.

Халк. Он был следующим. Одноглазый и без хвоста. Классический забияка. Он даже цапнул Зинаиду когтистой лапой.

‒ Чисто мой одноглазый папаша, ‒ хмыкнула на это наша «кормилица», ‒ тот еще бузотер был! Буйного нрава господин! Его все Халком звали… вместо Генки… Мне вот от него тоже пара шрамов досталась … упокой его душу, Господи! Чтоб ему там икалось!

Кстати Халк был уверен, что его не возьмут.

‒ Я ж урод! ‒ сверкал он единственным глазом. ‒ У меня нет шансов!

Но именно так и воскликнула деви́ца с наколкой на полтела, а шансов, как оказалось, не было у меня.

‒ Ну-у-у… ничего в нем такого… кот да и кот…обычный…, ‒ так говорили и проходили мимо.

Я не цеплял глаз. Не вызывал эмоций. Не будил воспоминаний. Даже Зинаида звала меня просто Кот. Я был обыкновенный. И в этом была моя беда. Я остался один. Зинаида что-то говорила про проклятую нищету и то, что ей, порой, самой нечего есть, про змею Нелли Адамовну, которая «не хочет ничего слышать», про… Она говорила и говорила… А потом дала мне сосиску. Сочную и ароматную. Никогда ничего вкуснее я не ел. Я проглотил ее за пять секунд. Или даже за три. Я мурчал от удовольствия и думал, что в моем теперешнем «одиночестве» есть «плюс». Зинаида погладила меня и почесала за ушком. Упс! И «минус». Большой и жирный. Как-то сразу стало ясно, что сосиска ‒ это не просто… это вышел мой срок.

‒ Клетка Судьбы! ‒ сказала Зинаида. ‒ Грустная у нас с тобой планида, Кот! Никому мы не нужны в этой жизни. Может, в следующей… Говорят, у котов девять жизней…

Не то чтобы я хотел это проверять… но что я мог… А Зинаида неожиданно сказала:

‒ Уволили меня… дверцу не закрыла… Кот и сбежал!

И ушла. Не закрыв дверцу. Я понял. И побежал. Что есть силы. Чтобы как можно дальше. Старательно прячась от людских глаз. Но голод не тетка. Так говорила Зинаида… Он-то и вывел меня к магазину. И уложил в просительной позе возле входа. Мимо. Все мимо. Равнодушно и безучастно. Только изредка какое ни то дитё умилялось: «Ой, какой котик!», но мамаши оттаскивали неразумных чад:

‒ Котик как котик… обыкновенный…

Обыкновенный… Не цепляю взгляд… Не бужу воспоминаний… Не вызываю эмоций… Зачем Зинаида спасла меня… и сама теперь… бесполезная жертва… судьбу не обманешь… что там про девять жизней… Может в следующей…

‒ Обыкновенные котики тоже хотят есть, ‒ неожиданно прозвучал назидательный старческий голос, и возле моего носа легла сосиска.

Сосиска! Сосиска!! Сосиска!!! Сочная и ароматная! Я вонзил зубы в ее бок. Пять секунд. Или даже три. И вдруг я вспомнил.

И понял…

И побежал. Быстро. Еще быстрее. Чтобы случайно … не проглотить… Что там Зинаида говорила про домик-развалюху на окраине города?

‒ Кот?! Откуда ты взялся?!

Распахивает глаза. Они у нее голубые. Как у као-мани. Тычу сосиской в нос… в рот… в глаз…

‒ Сосиска?! Сосиска!! Сосиска!!!

Впивается зубами в сочный сосисочный бок.

‒ Господи! Ничего вкуснее…! Я ведь… со вчерашнего дня… ни крошки…! Но как ты узнал, Кот?!

Мяу, в смысле «ха» ‒ тебя ж уволили. Трусь о ее ногу и отворачиваюсь, чтобы слюни не начали капать на пол.

‒ Ты необыкновенный, Кот!

Рядом с носом ложится пол сосиски.

‒ И ты необыкновенная, Зинаида! Мы ж с тобой оба ‒ из Клетки Судьбы. И к черту девять жизней! Мы нужны друг другу в этой жизни. Точно говорю! Судьбу не обманешь!

Автор: Людмила Ткаченко


Обсуждение: 2 комментария
  1. Сергей:

    Спасибо.

    Ответить
  2. Анна:

    Очень добрый рассказ. Спасибо.

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности

Новые публикации