24.10.2021      57      0
 

Алёна Кирсанова. Веснушки


Марта и Клим стояли перед огромным экраном и рассматривали 3D-портрет своей будущей дочери. Марта махнула рукой вправо, и девочка на экране превратилась сначала в подростка, затем в молодую женщину.

– Вот так она будет выглядеть без косметических модификаций, – прокомментировал доктор Шульман. – Если хотите что-то изменить – скажите, за этим мы здесь и собрались.

Он приблизил лицо девушки.

– Сделать ей рожки или жабры нам, конечно, не разрешат, – было заметно, что доктор произносит эту шутку не впервые, – но веснушки, например, можем убрать.

– Да, давайте, – согласилась Марта.

– Стоп-стоп, это еще зачем? – Клим нахмурил свои рыжие брови. – Мои же веснушки тебе нравятся! А она чем хуже?

Марта прикусила губу, подняла руку, рассматривая узоры на ногтях.

– Марта! – Клим наклонился и заглянул ей в глаза. – Ты же говорила, что тебе нравятся мои веснушки.

– Вообще-то нет, не говорила…

Алёна Кирсанова. Веснушки

***

Клим поставил перед Мартой стакан сока. Сам сел напротив с чашкой крепкого чая. Они попросили доктора Шульмана сделать перерыв и зашли в кафе через дорогу от клиники.

– Я ничего уже не понимаю! Теперь ты говоришь, что дело не только в веснушках – я, видите ли, вообще не в твоем вкусе! Вот это поворот!

Марта перегнулась через столик и взяла его за руки:

– Кли, да какая разница, кто в чьем вкусе! Мы давным-давно вместе, я тебя люблю и ты для меня самый красивый.

Клим отстранился, сложил руки на груди.

– Я правда не понимаю, – сказал он уже спокойнее, глядя в окно. – Если я не казался тебе красивым, зачем ты вообще начала со мной встречаться? Я же был – как это называют? – вообще не твоего круга! Необразованный, книжек не читал, о кьеркегорах ваших даже не слышал.

Марта пожала плечами.

– Ты был… веселый?

***

Он был наполненным жизнью по самые уши, так, что расплескивалось во все стороны и задевало каждого, кто оказывался поблизости. Он кайфовал от еды, скорости, высоты, своего отражения в зеркале, смешных комедий, страшных хорроров, солнечного света, холодной воды. Свой кайф он выражал шумно и бурно, так, что окружающим было завидно и немного стыдно.

К тому моменту, как они познакомились, у Марты был полный набор современной интеллектуалки: аспирантура, небрежный стиль одежды, пять лет не слишком удачной психотерапии и запретные отношения с научным руководителем Евгением – токсичные, как отходы китайских фабрик.

Она пришла на день рождения к подруге, чтобы повеселиться и назло Евгению запостить селфи с каким-нибудь красавчиком. А потом можно было сбежать домой и спокойно грустить с книжкой в руках. Но красавчиков Марта здесь не наблюдала – только девушки, юноши-философы и Клим.

Он был начинающим актером, и среди знакомых Марты вдруг стало модно сходить по нему с ума. «Ты посмотри на эти скулы! А тело! Божечки, ну вылитый викинг!» – вздыхала одногруппница Юля, показывая его фотографию. Марта была уверена, что та ее просто разыгрывает: здоровенный рыжий мужлан, неестественно светлые глаза, все лицо будто грязное от ярких коричневых веснушек.

Но раз уж он был таким популярным в этом сезоне, то вполне подходил, чтобы позлить Евгения.

– Привет! Клим? Много слышала о тебе. Я Марта. Улыбнись! – она приобняла его и быстро сделала селфи.

Он наклонил голову и театрально приподнял бровь.

– Чувствую, меня сейчас как-то использовали.

Марта развела руками, улыбнулась:

– Есть немного! Сорри!

Клим покачал головой:

– Ну уж нет!

– М-м… Шоколадка?

– Ненавижу сладкое.

Он зачем-то посмотрел на часы и спросил:

– Поедешь со мной в Питер есть корюшку?

Марта хихикнула.

– Что? Когда?

– Сейчас.

– А поеду!

Марта была в восторге от своего безумства. Она попрощалась с подругой и гордо, на глазах у всех, ушла с вечеринки вместе с Климом. Внизу она гадала, какую из припаркованных машин он сейчас откроет (древний «фольксваген», весь в наклейках, казался самым вероятным кандидатом), но Клим отстегнул шлем от большого блестящего мотоцикла и протянул ей.

«Я попала!» – подумала Марта и надела шлем.

***

Клим допил чай, вытащил из кармана скрученный в трубочку планшет и открыл изображение дочери.

– Красивая. И так тоже красивая, – он провел пальцем по лбу девочки и вздохнул: – А что толку? Влюбится потом в мужика, который будет считать её уродиной.

– Ну почему сразу уродиной! Просто не в его вкусе, – Марта улыбнулась, погладила его руку. – И будут жить они долго и счастливо.

Клим пожал плечами и развернул экран к Марте.

– А знаешь что, давай такой её и оставим. Ну их, эти модификации! Ещё денег сэкономим.

– Может, хоть ушки слегка уменьшим? – с надеждой спросила Марта.

Клим прищурился.

– Ладно, – сдалась она. – Так и оставим.


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности