27.04.2022      70      0
 

Мария Фьюжн. Розовый слон


Жили-были большие розовые уши. И был у них хозяин — плюшевый слон. Розовым ушам никогда не нравилось, что слон за них всё решал. Но сказать ему об этом они не могли, только яростно махали туда-сюда. Из-за этих смешных неугомонных ушей папа и выбрал этого плюшевого слона в магазине и подарил маме вместе с букетом цветов. Так слон оказался в квартире №127 на пятом этаже.

В квартире пахло сладкими духами и, много раз в день, раздавался звонок телефона. Розовые уши устали слушать эту мелодию изо дня в день. Они так сильно махали туда-сюда, что слон даже простудился. Но потом вспомнил, что слоны не болеют — и всё как рукой сняло. Когда мама завела маленькую собачку, розовые уши были очень рады. Оказалось, что собачке плюшевый слон не нравился ещё больше, чем самим ушам. Собачка хватала слона зубами, болтала его по полу и злобно рычала.

«Так ему! Так ему!» — ликовали уши.

Мария Фьюжн. Розовый слон

Чтобы собака не могла достать слона, мама посадила его на подоконник. Теперь уши часами наблюдали за птицами за окном и хотели улететь вместе с ними в небо. Но погрызенный собакой слон тяжким грузом весел в основании розовых ушей — как тут улетишь?

Я уже тогда родился и наблюдал из кроватки за слоном на окне. Мы с ушами хоть и не могли говорить, но понимали друг друга. Мне тоже хотелось путешествовать, но пока получалось только лежать. Поэтому я часто плакал, а когда мама подбегала и брала меня на руки, то тянул свои маленькие ручки к окну. Мне хотелось взглянуть на огромный мир за окном, но мама меня не понимала. Она думала, что я тянулся за старым плюшевым слоном, и совала мне его в руки. Я ненавидел этого слона. Он всегда возникал, как стена, между мной и большим миром за окном. Мама возвращала меня в кроватку вместе с этим слоном, и я засыпал, уткнувшись в розовые уши.

Стоило мне начать неуклюже ходить и я, добираясь до слона, пытался помочь ушам оторваться от него. Но мама ругала меня и говорила, что так делать нельзя. Потом я начал кое-как говорить и сразу стал пытаться объяснить маме про уши. Она долго меня не понимала. А когда, наконец, поняла, то хохотала от души. Потом она сказала, что уши и слон — одно целое, и что если я люблю розовые уши, то должен полюбить их вместе с плюшевым слоном. Потому что никто никогда не видел, чтобы появились на свете просто уши. И слону надо сказать спасибо, что уши такие особенные — большие и розовые.

— По-настоящему любят только целиком, — добавила мама и обняла меня.

Я посмотрел на слона внимательно. Он был такой драный. Но мама сказала, что всегда можно помочь стать лучше.

— Попробуй заметить красоту и увеличь её, если это в твоих силах, — сказала мама, доставая нитки и иголку.

Мама заштопала розового слона и повязала ему на шею бантик. Ни у кого не было такого чудесного слона, а у меня был! Я подбежал и обнял его.

Когда мы с мамой пошли гулять, я взял розового слона с нами на прогулку. Мама рассказывала и показывала нам с розовым слоном много интересного, а дети на площадке заглядывались на мою игрушку. Я нёс своего нового друга так, чтобы ему тоже было удобно познавать этот удивительный мир вокруг нас. Розовые уши замерли, внимательно слушая мою маму, и я понял, что они тоже счастливы.


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности