16.04.2023      445      0
 

Владимир Лебедев. Дорога на свидание


Ярослав шел, высоко поднимая ноги, которые цеплялись за степную траву на этой веками нетронутой земле. Солнце сильно припекало, будто собираясь испечь на его голове блины на полдник. Тянулись к нему и репьи, видимо, считая его достойным для того, чтобы, доверив ему свои приставучие семена, пустить корни по всей округе. Раскаленный воздух затруднял дыхание, смаривал, гнал пот под рубахой и все чаще и чаще заставлял думать о привале.

И все же мягкая загадочная улыбка почти не сходила с лица Ярослава. Таким окрыленным он себя еще никогда не ощущал. Даже, когда выходил с последнего экзамена с заветной пятеркой, означавшей, что он наконец сдал на повышенную. Его сердце сладко билось в предчувствии встречи с очаровательной юной девушкой, с которой судьба так великодушно свела его. И подумал: надо же, столько километров проехали, можно сказать, бок о бок, а он и не знал, что в соседнем вагоне такое сокровище!..

— Ах да, чуть не забыл! — пришло ему в голову. — Букетик цветов! Хорошо бы ромашек, васильков… И обязательно Анютины глазки: ведь ее Анюта зовут. Нет, не видно ничего подходящего. Один ковыль.

…А было это в Атбасаре, где они выгрузились из теплушек, чтобы отправиться туда, где колыхалось неоглядное море пшеницы. Нет, целый океан с отдельными островками, на которые их высадят. На них они будут жить, пока не уберут эти огромные золотые россыпи.

Юных целинников ждал караван грузовиков — путь к совхозам лежал через степную равнину по грунтовой дороге. Там, на распаханных целинных землях, им предстояло доказать, кто есть кто. ОНА стояла чуть в стороне, поправляя воротничок спортивного костюма. Увидев девушку, он не мог отвести от нее глаз. Сделал пару шажков в ее сторону, отрываясь от своих друзей-второкурсников с корфака, потом еще шажок и наконец подошел к ней ближе. Девушка встрепенулась и посмотрела ему в лицо.

— Вы уже отъезжаете? — набравшись храбрости, задал он не самый глупый, но и не самый изысканный, вопрос и тут же осознал, что от волнения даже не поздоровался.

— Да, кажется, совсем скоро, — светлым, чистым, как хрусталь, голосом ответила она, несмело глядя ему в лицо.

— А вы откуда? Из университета? — поинтересовался Ярослав.

— Да, с филфака.

— Уже знаете, куда едете?

— Да, в совхоз «Заря».

— А мы — в «Ленинского комсомола».

— Это ближе или дальше?

— Дальше.

— А вы где учитесь?

— На корфаке.

— Значит, в водном?

— Нет, в политехе.

— Ага! Отличная профессия. По морям, по волнам — много увидите.

— Не знаю. Мы будем строить корабли.

— Вон как. А нам уже посадка.

— Да, да. И мне тоже машут. Как вас звать?

— Анюта.

— А меня — Ярослав. Может быть, увидимся? — поспешил он спросить, боясь, что знакомство закончится, едва начавшись.

— Не знаю.

— Я вас найду. Обязательно найду!

— Счастливо! — негромко, но отчетливо, крикнула она, отходя к своей машине.

— До свида-а-ни-я-я!

Они приветственно помахали друг другу, и грузовик с ее однокурсниками попылил по серой укатанной дороге в целинную степь. Через пять минут загудели и остальные машины. Ярослав сидел в кузове на скамейке, но ему казалось, что у него выросли крылья и он парит высоко, высоко…. Он готов был лететь за Анютой хоть за тридевять земель, но сейчас она здесь, на этой целинной земле. Как и он. Это судьба.

…Ярослав шел. Уверенно и бодро. Ему хотелось прийти к ней с цветами, красивыми и душистыми. Но луговые цветы, которые он привык видеть у себя в средней полосе, не попадались. А те, что росли, для такого желанного свидания были вовсе не видные. Да и какие это цветы: сплошь ковыль, типчак да полынь. Что и говорить: привыкла здесь живая природа к засухам да суховеям. А морозы какие им приходится переносить! Ну, да ладно, ближе к цели посмотрим — может, там что будет.

Он шел уже больше двух часов. Начали уставать ноги. Ярослав снял ботинки, которые к десятому километру жали, как новые, и пошел босиком. Рядом с ним вспорхнула синичка, сделала круг и полетела в сторону небольшой лощинки, где рос кустарник. Потом пролетел осоед. Спустя какое-то время юноша увидел, как в небе парил черный коршун. Но эта хищная птица не испортила ему настроения: он не верил в приметы. К тому же понимал, что в природе право на жизнь имеют самые разные ее обитатели.

Тропка вела через взгорок. Забравшись наверх, он глянул вперед: метров через двести начиналось то, ради чего они приехали сюда — золотистое хлебное поле, которому не было ни конца ни края. Это поле того самого совхоза, в котором работала Анюта. Идти в обход — лишние этак километров пять или шесть. Значит, надо напрямую. Ярослав снова обулся и вошел в колыхающиеся джунгли.

Владимир Лебедев. Дорога на свидание

Стараясь задеть как можно меньше светло-желтых стеблей со спелыми колосьями, он начал продвигаться вперед по заданной прямой. Это было испытание — не легче, чем последняя сессия в институте. Почва в пшенице была неровной, земля осыпалась в ботинок, сорная трава обвивала ноги, затрудняя продвижение. Цеплялись осот и вьюнок, не давали проходу овсюг и горошек. Ботинки оттирались до блеска, а нижняя часть брюк разлохматилась. Одолевали слепни, норовившие безжалостно вонзить свое жало, напоминая о том, какими въедливыми они бывают.

Не в силах искать обход, Ярослав напролом пробивался через стоящую стеной пшеницу — обидно до слез ломать живые стебли, но отступать было некуда. С трудом одолев с полкилометра, Ярослав присел, вынул из рюкзака кусок хлеба и яблоко, бутылочку с чаем и перекусил. Стало чуть легче и веселее. В предчувствии заветной встречи он приободрился, быстро поднялся и продолжил путь. Подумал: а день-то какой погожий. А если бы дождик, куда прятаться? Одолев еще метров семьсот, он опять присел. Рядом суетились какие-то жучки, в земле виднелись вырытые норки полевых зверушек. А вот и васильки. Сейчас соберу букетик, пусть небольшой — Анюта будет рада.

И тут послышалось стрекотание. Еще не хватало, чтобы комбайн меня замолотил! Он напряг ухо, чтобы определить, с какой стороны звук. Взгляд скользнул на небо: над пшеничным полем летел вертолет, редкая здесь птица. С него наверняка осматривали размах сражения за хлеб, которое началось три дня назад.

Ярослав перевел дух и снова заторопился к «Заре» его девушки, что была все ближе и ближе. Наконец он увидел просвет. Выйдя из пшеничных джунглей, остановился. Вдалеке виднелись палатки и саманный домик. А чуть в стороне — длинный навес, вдоль которого тянулись столы. Ну, конечно: это столовая — на свежем воздухе. А с другой стороны, чуть подальше — бурты зерна под крышей, там были люди, они перелопачивали его, чтобы оно просохло. Ярослав поспешил туда. Всю дорогу он напряженно всматривался, нет ли среди работающих на току Анюты, но похожей фигуры не увидел. И тогда он повернул в сторону столовой. Когда приблизился, сразу обратил внимание на девчат, пытавшихся перетащить довольно большой чан. Он быстро подошел и, сказав: «Минуточку!», быстро заменил самую хрупкую из них и помог поставить чан, куда надо. Получил приглашение присесть за стол. Дежурные по столовой и девушка-повар диву дались:

— Кто вы? Уж не с неба ли, в смысле — с вертолета?

Ярослав кратко объяснил всё как есть и тут же спросил:

— Скажите, Анюта сейчас в поле?

— Да нет! Ее перевели в другую бригаду. Тридцать километров отсюда. У них там настоящий завал!

У Ярослава екнуло сердечко, от неожиданной вести он не мог проронить ни слова. Свидание с девушкой, к которой он шел почти весь день, закончилось, не начавшись.

Однако, придя в себя, тут же твердо решил: доживем до утра, и в путь!


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности