14.04.2022      60      0
 

Валентина Кашляева. Шерше ля фам


Витя оглядел группу и, нацепив дежурную улыбку, заговорил:

— Экскурсионное бюро «Истур» в лице экскурсовода второй категории Виктора Неклюшкина приветствует участников двухдневной программы…

Вите не первый раз скидывали экскурсии на выходные. Благо, он знал весь «ассортимент» агентства. Вчера вечером Владик впихнул ему свой тур, потому что намылился с Иркой к друзьям на дачу. Правда, потом обещал отработать за Витю «Рюриков».

— В заключение мы с вами побываем в частном музее, где вы увидите… — выкладываться было не для кого.

Три девушки-ровесницы были не в его вкусе. Пожилые пары, группа веселых тётушек предпенсионного возраста, мама с дочкой-подростком и несколько женщин, выглядящих, как училки, — «полный шерше ля фам», как Витя мысленно называл такой контингент.

…День тянулся долго, был изматывающе жарким, но наконец-то закончился.

После позднего ужина все расселись в автобусе быстро и тихо, уставившись в свои телефоны, — даже весёлые тётушки примолкли.

Витя пересел с бокового «экскурсоводного» места на резервный второй ряд к окну. Два часа до соседнего городка, а там — рухнуть в номере гостиницы до утра.

Водитель погасил общий свет, только слабый отсвет телефонных экранов и пролетающих за окном фонарей разбавлял сумерки.

Витя, кажется, задремал, потому что сильно вздрогнул от внезапно раздавшегося над ухом:

— Простите, можно я здесь сяду? — В проходе стояла одна из девушек. — Меня сзади укачивает. Если за окно смотреть, ещё ничего, но когда темнеет, плохо становится…

— Конечно! — Витя невольно подтянулся в кресле. — Только дополнительной экскурсии от меня не ждите.

В отсветах дорожных фонарей мелькнула её улыбка.

— Кстати, я Витя, — продолжал шутить он.

— Я Оля, — ответила она, пристроила под шею надувную подушку, повесила на крючок переднего кресла сумочку, оправила юбку и откинулась вместе с креслом.

— Очень приятно, — с опозданием сказал Витя.

Он отвернулся к окну. Стоило подремать до отеля. Однако довольно сложно вот так вот взять и уснуть, когда в темноте рядом с тобой полулежит девушка…

Витю внезапно пронзила мысль: а вдруг она села к нему потому, что он ей понравился? Он сегодня классно вёл группу — вполне мог очаровать экскурсантку!

У него от этой мысли даже мурашки пробежали по всей поверхности ног и рук, торчащих из шортов и футболки.

Он осторожно скосил глаза, стараясь увидеть, не наблюдает ли за ним соседка. Отблески фонарей не касались лица девушки. Дыхание её было ровным, но она точно не спала: то и дело немного ворочалась в кресле. Витя стал перебирать в голове события дня. Ни разу не поймал он на себе её взгляда. Могло быть, что она подавала ему знаки, а он не заметил?

Он снова покосился на соседку.

Девушка опять пошевелилась, и Витя быстро отвернулся. Нелепое «Шерше ля фам!» на непонятный мотив крутилось у него в голове. Мысли о работе, предстоящем повышении, даже о путешествии в отпуске вдруг стали казаться не такими уж интересными.

Автобус стал делать резкий поворот, всё наклонилось, и в этот момент в полной темноте салона что-то нежное коснулось колена Вити. Прикосновение было секундным — наверно, просто на повороте ногу девушки немного качнуло в его сторону.

Автобус снова шёл ровно.

Витя попытался вспомнить, на чём остановился в своих мыслях, но не смог. Вот ведь какое коварство! Как умеют отвлекать от важного незваные девушки с их коленками!

И как только он снова сосредоточился на своём, нога его снова ощутила прикосновение. В этот раз касание было чуть более долгим — примерно две секунды. Сам не ожидая от себя такой храбрости, Витя немного наклонил колено вбок и коснулся ноги соседки в ответ. Она не отстранилась.

С ним ещё никогда так не заигрывали. Ну да, девушка не предел его мечтаний, но нельзя же её игнорировать! Нужно как-то ответить. Он уже начал сдвигать пальцы с разделявшего их поручня, как сомнение пронзило его: а вдруг она дотронулась до него случайно? Может, даже во сне?

Но тут же, словно в опровержение этой мысли, его нога ощутила очередные касания — три подряд, с равномерными промежутками. Витя даже отвернулся к окну, чтобы скрыть невольную усмешку. И галантно ответил такими же тремя прикосновениями.

Валентина Кашляева. Шерше ля фам

Оля по-прежнему делала вид, что спала. Только подрагивающие ресницы и поёрзывания в кресле выдавали её. Витя принял правила игры. Ну не хочет девушка привлекать внимания посторонних — её право!

Он стал вспоминать схему расселения в отеле: у неё с подружками номер на троих. Зато у него — на одного. Наверно, она готовит его, чтобы не сильно изумился, когда ночью услышит робкий стук в дверь.

Он про себя усмехнулся: какое там «ищите женщину» — сами найдут, сами всё организуют!

Ещё одно чуть более долгое прикосновение — и Витя, осмелев, ответил на него почти дерзостью — прижался к прохладной женской ножке на целых три секунды! Её нога не отодвинулась, и она по-прежнему притворялась спящей!

Витя воодушевился. Если подумать, то Владькина история знакомства довольно банальна: ну поговорили, ну влюбились… То ли дело у него: его так изящно добивается блондинка! При этом очень даже приличная девушка!

Надо позаботиться о том, чтобы она нашла его в гостинице — невзначай вслух сказать номер своей комнаты… А вдруг испугается?.. Дверь придётся оставить открытой. Правда, в этой гостинице три раза грабили невнимательных постояльцев только за это лето… Но риск — дело благородное, когда речь идёт о любви!

…Автобус снова поворачивал, и Оля прижалась к Вите ногой на долгих пять секунд. «Скоро приедем», — не удержался и тихо-тихо прошептал он.

Она не ответила. Витя успел лишь заметить, что ресницы её чуть-чуть дрогнули. Он откинулся в кресле, закрыл глаза и погрузился в сладкую дремоту и мечты…

Видимо, он всё-таки не просто задремал, а провалился в сон — на какие-то минуты, но провалился. Потому что внезапно вспыхнувший свет разбудил его. Автобус стоял. Витя зажмурился — и в ту же секунду почувствовал, что нежная кожа касалась его коленки, не отстраняясь! Сердце Вити преисполнилось благодарности, он открыл глаза и повернулся к своей прекрасной спутнице… Соседнее кресло было пустым.

Оля стояла в проходе, поправляя юбку. Но вот она нагнулась к креслу — он невольно подался ей навстречу… Она протянула руку к висевшей на кресле мягкой кожаной сумочке, касавшейся колена Вити, и сняла её с крючка…

В состоянии измененной реальности Виктор сидел, почти не дыша… Так… Он, вроде, ничего не сделал, ничего не произошло…

Над ним возникло озабоченное лицо водителя:

— Ты уснул, что ль?

— Шерше ля фам! — внезапно выпалил Витя.

— Чего? — уставился водитель.

— Да ничего, иду…

Он достал из сумки список размещения в отеле и вышел из автобуса.

Витя получил ключ, поднялся в номер. Кинув сумку на пол, сразу включил телик. Дверь закрыл на замок.

Появившаяся на экране заставка «Мосфильма» сменилась нарезкой кадров погонь. «Зато можно не думать об ограблении», — сказал он вслух и, не разуваясь плюхнулся на кровать. На желтом фоне экрана возникло название: «Ищите женщину»

«Сами ищите», — с досадой сказал Витя и переключил канал.


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности