15.04.2023      114      0
 

Валентина Кашляева. Чёрное крыло


— Какой я тебе ангел?! — угрожающе сказал он, и чёрные крылья за его спиной предостерегающе дёрнулись.

Ляся отступила на полшага.

Он затушил бычок и одним махом вылил в себя содержимое стакана с чем-то крепким.

— Ну у вас же крылья…

— Про падших слышала? Крылья у них… то есть у нас — тоже есть. А ты-то ваще чего здесь делаешь? — он обвел взглядом почти опустевший под утро бар «Под крылом»: девушка была единственным, кроме бармена, трезвым и стоящим на своих ногах персонажем.

Но та поняла, что он не о баре:

— Я так-то вашей конфессии, я только по папе татарка…

— Угу, а я только по папе ангел, — коротко заржал он. — Тебе точно не ко мне. Ну, чё стоишь? — он ловким движением вдруг достал откуда-то из-за спины оружие и небрежно почесал дулом под мышкой, выразительно глядя на неё.

Ляся будто и не заметила этого жеста.

— Вы мне поможете…

— Откуда ты знаешь?! Но если пришить кого надо, то помогу, — он криво усмехнулся и не глядя выстрелил за спину. Одно из окон бара разлетелось вдребезги, а с улицы раздался короткий вскрик.

Среди полупьяных посетителей это вызвало ажиотаж. Но девушка даже не моргнула — только чуть крепче сжала лямки рюкзака.

— Вы ж никого не пришили.

(Будто подтверждая её слова, в бар с улицы ввалился какой-то толстяк с криками, что нельзя с утра пугать людей выстрелами).

— Если мне надоедать — пришью! — угрюмо ответил он.

Но она только улыбнулась.

«Откуда взялась эта смертная?!» — лихорадочно думал он и продолжал пьяно ухмыляться и кому-то салютовать вновь наполнявшимся бокалом. После чего осушал его залпом и специально громко рыгал.

Но девушка даже не морщилась — продолжала стоять и смотреть на него совсем без испуга.

«Может, я квалификацию потерял?» — растерялся он на секунду.

Было бы немудрено: ему по уставу полагалось иметь напарника. Вот только в их комитете Высших Вмешательств царила такая бюрократия, что уже третий год он получал только отписки — никак не могли прислать персоналию.

И вот, пожалуйста, результат переутомления: ведь до этого его ни разу не рассекречивали, когда он работал под прикрытием! Но два года работы за двоих… — может, и правда, он уже от усталости маскируется плохо? Раньше даже если кто-то и обманывался наличием крыльев, то быстро ретировался после грубостей и упоминания падших.

И только эта — с дурацким рюкзаком и с постоянной улыбкой — никуда не исчезала. Не хватало ещё, чтобы она достояла рядом с ним до момента, когда ему нужно будет выполнять задание!

Он скосил глаза на объект — сильно выпивший студент в красной толстовке пока не знал, что через двадцать три минуты затеет драку, которая может стать для него последней в жизни. Объект предстояло отвлечь на две минуты — тогда драка задержится, и летальный исход станет невозможен.

Он пока не определился с вариантом задержки. Сложность была в том, что нельзя было выходить из роли падшего ангела — то есть внешне продолжать олицетворять зло. Но действовать при этом — во благо. По протоколу, в таких случаях просто необходим помощник. В голове всплыла цитата из циркуляра: «В ситуациях крайней необходимости разрешается задействовать третье лицо, не являющееся сотрудником комитета Высших Вмешательств»… Его осенило!

Он повернулся к Лясе.

— Хорошо, я тебе помогу, но сначала ты мне.

Ляся даже не удивилась, что он вдруг заговорил чётко и трезво — будто и так знала, что он только притворяется пьяным.

— Конечно!

Он, нагнувшись, зашептал ей на ухо план. Она пококетничает со студентом, а он вдруг подлетит с пистолетом и угрозами. Студент, забыв про спор с собутыльниками, кинется спасать девушку — и две минуты точно пройдут.

Валентина Кашляева. Чёрное крыло

…Сработали чётко — ему понравилось! Вот бы ему такую напарницу… Жаль, на оперативную работу смертных не берут — с оформлением там так сложно и долго получается, что они не доживают.

Спустя сорок минут они вышли из бара вместе — он делал вид, что вусмерть пьян и без неё не сделал бы ни шагу, а она будто поддерживала его.

Студент в красной толстовке уехал на такси десятью минутами раньше, целый и невредимый.

Они завернули за угол и остановились около троллейбусной остановки. Здесь их уже не могли увидеть из бара, он выпрямился, встряхнул матово-чёрные крылья и чинно сложил их за спиной.

Ляся улыбнулась:

— Здорово поработали!

— А ты сыграла ничего, молодец, — он выглядел смущённым: не очень умел хвалить. И тут же закашлялся: от этой маскировки с сигаретами очень першило в горле.

— Ну что ж… — начал он с подытоживающей интонацией и тут вспомнил: — А! Точно! Твоё желание! — вот ведь как заработался: пообещал и чуть не забыл!

Вообще-то исполнение желаний случайных смертных было не совсем законно. По регламенту требовалась проверка человека по базе, получение чётких координат ареала возможных изменений линий судьбы, подтверждение у Высшего Вмешателя… Но все ангелы в отделе Исправлений знали, что иногда, если очень нужно, регламент можно нарушать. В комитете на это смотрели сквозь перья. Главное было не наглеть и не частить с нарушениями.

Он вздохнул:

— Ну давай быстро, что за желание?..

Ляся хитро улыбнулась.

— …Если не сложное и если я в силах! — быстро добавил он.

— Только ты и в силах, — он заметил, что она вдруг перешла на ты. — Будем теперь вместе работать.

— Нет, — сказал он твёрдо. — Не прокатит. Работаю я один. Да и не одобрят.

— Уже не один! — лукаво сказала она.

— Сегодняшний инцидент ничего не значит, — объяснять ей всё, как маленькой! — Ты случайно оказалась в нужном месте.

— Не случайно. Я тебя искала и нашла.

— Да не может быть, — уже не очень уверенно сказал он. — Смертным не положено!

— Да не смертная я… — засмеялась она. Затем выпустила из правой ладони лямку рюкзака и завела руку за спину — почти таким же движением, каким он часом раньше тянулся за пистолетом. Он насторожился.

— Подожди! А как же «Я Ляся… Папа татарин…»?

— Так это легенда! — весело сказала она. Потом щёлкнула чем-то, и рюкзак упал к ногам, оказавшись маскировочным чехлом. Под ним обнажились аккуратные серебристые крылья — явно повышенного оперения.

— Ничё себе! Это в каком отделе такую красоту выдают? — ревниво спросил он.

От похвалы у неё слегка порозовели кончики перьев.

— В отделе Претворений.

— Ничего у вас там снаряженьице… А сюда тебя зачем?

— Да тебе в помощь. «Ангел повышенной категории (позывные «Розовое серебро») утвержден в качестве напарника по оперативной работе ангела высшей категории (позывные «Чёрное крыло»)», — процитировала она. — Сверху уведомить заранее не получилось — пришлось экспериментировать с маскировкой.

«Шутники у нас там наверху!» — подумал он.

— А Претворению-то зачем этот студент?

— Через семь лет изобретёт супер-экологичное топливо и откроет два химических элемента. Нужно, чтоб дожил.

Она подняла с тротуара чехол и ловким привычным движением заправила в него крылья:

— Ну что, напарник, — взглянула она на наручный браслет. — У нас с тобой смена на двести пять лет всего.

— Немного… — разочарованно вздохнул он. — Но на утренний кофе с зефиром время точно есть, — и он галантно взмахнул заблестевшими чёрными крыльями. — Я угощаю!


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности