12.07.2021      816      0
 

Дмитрий Нефёдов. Правило трёх свиданий


Обыкновенно три свидания заканчиваются слезами. И как правило, женскими. Даже если плачут мужчины, слёзы из мужских глаз на деловые клетчатые брюки падают именно женские. Вроде бы всем нужно только одно, а вот успеть произвести максимальное впечатление требуется именно ему, да ещё и в самые сжатые сроки. При этом требования к ней с каждым новым днём минимизируются, а ожидания от него растут с космической прогрессией. Бытует мнение, что проще «поймать рыбку» на первом же свидании, чем ждать уху из щучки на третьем приливе, пытаясь эпатировать своим фривольным гардеробом. Но об этом мы ещё поговорим.

Дмитрий Нефёдов. Правило трёх свиданий

День свидания №1. Хи-хи, ха-ха. Где учились, чем увлекались

От его уверенного взгляда она томно отводит глаза, под столом от лёгкого волнения и небольшого возбуждения снимает босоножки. Иногда ещё по старой гимнастической привычке ставит ноги на согнутые внутрь пальцы, словно пытаясь привстать, отчего пальцы с внешней стороны становятся пепельного цвета. Правым указательным завивает на висках волосы. Отказывается от кальяна, заказывает греческий салат, лук откладывает в сторонку. Смотрит, как он ест, валится ли изо рта еда, пользуется ли ножом, в какой руке вилка и вообще — обращает ли он внимание на других женщин.

Ему в первый день проще. Волнения меньше, так как впереди ещё два свидания, а значит, вагон времени и надежд, что она всё сделает сама. Трёхдневная небритость, более или менее глаженое поло, и желательно не смотреть на других женщин.

Заказ такси и долгие прощания у дороги. Было очень приятно. Ми-ми-ми. Хи-хи, ха-ха. Затем звонок подруге. Каждый своей. При тёплых воспоминаниях о встрече и он, и она поправляют одежду в районе душной железной молнии.

В случае если всё было из рук вон плохо, скорее всего, пьют с бывшими. «Это» уже случилось в коридоре.

День свидания №2

В то время, когда следовало бы прыгнуть вдвоём в тандеме без инструктора с парашютом, проскакать галопом в одном седле — она спереди, он сзади — на белом скакуне по нудистскому пляжу… вместо этого, увы, происходит нечто неуклюжее. Рандеву тратится на кино, музеи, выставки и прочую ску-ко-тень. Третий слог в этом слове ключевой. Эти эпические культурно-познавательные провалы — грубейшая ошибка представителей сильного пола. Слёзы на брюках в последний день — это признание как раз второго свидания провальным.

Посреди встречи на авансцену выходит экватор. Становится так жарко, что мужчины обильно потеют. И от волнения, что движения вперёд (смотри «сеновал») нет, и оттого, что производится всё большее количество действий и, вопреки всему, снижается КПД. Женщины чувствуют фальшь и начинают есть из греческого салата горький лук. Позднее и он, и она пьют холодный «Гиннесс». Однако танцевать на столах никому не хочется. Хочется домой к маме и плакать. А ей — почитать книгу, что-то типа «Унесённых ветром».

Такси вызывает каждый себе. После того как она уезжает, он отменяет такси и романтически бродит по аллеям города, риторически рассуждая, что, быть может, стоило отрастить усы и накачать плечи. В коридорах его бывшей ему начинают представляться мужчины. В коридоре её бывшего, уверена она, что-то непременно происходит, но уже не с ней. Она открывает холодильник и ест, ест, ест.

День третий. Финал

«Пришёл, увидел, победил!» — говорит он сам себе перед выходом из дома и, пока едет в лифте, нервно кусает пальцы. Она же совсем ничего не говорит. Игриво смотрит на себя в зеркало и складывает в сумочку то, что, вообще-то, порядочной девушке следовало бы натянуть на одно бесстыжее место. Ещё перед выходом из лифта он теряет всякую надежду на успех. Как же ж, чёрт возьми, заманить её к себе? От «вени, види, вици» остаётся лишь «пришёл».

Она, кстати, уже давно была готова поехать к нему. Не хотела бы — не пришла бы на второе свидание. В конце концов, неглаженый воротник у поло — это ещё не повод, чтобы не поваляться на «сеновале».

Он плох, как никогда раньше. Угрюм, сбивчив, всё время пытается заказать ей крепкий алкоголь. Длинный ключ от бабушкиной пустой квартиры больно режет бедро в кармане клетчатых брюк. Он плачет, ссылаясь на солнце.

Она азартна, как никогда больше. Заказывает апероль. Улыбается шкуркой апельсина. Заказывает ещё. То и дело перекидывает с ноги ногу. После третьего бокала странным образом ест сдвоенную черешню. После четвёртого намекает, что сегодня готова на кое-что. Но что именно это «кое-что» — не договаривает. С вечером приходит закат. Больше плакать и ссылаться на солнце ему нельзя. Она же, укрывшись пледом, засыпает под дымок фруктовых сигар с соседнего столика и даже капельку храпит. Из сонных рук на пол падает сумка, из которой вываливается дорогое нижнее бельё.

— Какая-то она слишком ветреная! Вряд ли бы она понравилась моим родителям, — произносит он и аккуратно вилкой укладывает трусики обратно.

Расплачивается. Щедро оставляет на чай. Вызывает такси. Будит её. Усаживает в машину. Хромая на правую ногу, он ковыляет в противоположную комнату.

Во всех коридорах давно выключен свет. Завтра понедельник.


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности