19.04.2021      858      0
 

Настоящий полковник


Людмила Николаевна была уже в том возрасте, когда мужское внимание только раздражало. В юности она считалась в родном посёлке первой красавицей. Высокая, стройная, с правильными чертами лица и волнующими женскими формами — Людочка одним взглядом могла пронзить сердце любого деревенского парня, вызывая жгучую зависть сверстниц и подруг. А сейчас у неё были другие заботы: дети, внуки, огород.

Настоящий полковник

Людмила Николаевна продолжала по привычке краситься, следить за фигурой — по утрам ходила с лыжными палками по дорожка аллеи, где и познакомилась несколько дней назад с Олегом. Точнее, сначала он представился, а Людмила Николаевна лишь назвалась в ответ. Выглядел Олег лет на пятьдесят, плюс-минус год , также, как и она. Отчество своё мужчина не назвал — молодился.

— Мне неловко называть вас просто Олегом. Это в нашем-то возрасте! — сказала Людмила Николаевна, когда они дошли до конца аллеи и повернули в обратную сторону.

— А что не так с нашим возрастом? — удивился Олег. — Отличный возраст! Половина жизни прожита, осталась ещё половина, причём, лучшая половина! Дети выросли, житейские проблемы решены. Живи да радуйся!

— Да уж лучшая… — Людмила Николаевна остановилась, у неё закололо в правом боку, — Олег, меня не ждите, идите дальше, я на лавочке посижу.

Спутник обернулся:

— Что случилось? Где болит?

— Нигде, всё нормально, просто хочу отдохнуть.

— А вы знаете, — оживился Олег, — у нас с вами маленькая дата — неделя знакомства. Предлагаю это отметить в грузинском ресторанчике.

— А вот это уже лишнее! — рассердилась Людмила Николаевна, — Послушайте, Олег…

— Всё! Ни слова больше! Ответите завтра, — сказал мужчина и удалился быстрым шагом. Совсем не по-скандинавски.

Настойчивость спутника по ходьбе сначала разозлила Людмилу Николаевну, потом в суете дневных забот она о ней забыла и вспомнила лишь после ужина, когда позвонила младшей дочери:

— Представляешь, меня сегодня на свидание позвали, — со смехом сказала Людмила Николаевна.

— Ой, мама, правда? А кто? Куда пойдёте? А что ты наденешь? — засыпала вопросами дочь.

— Погоди, я ещё не решила пойду ли я, а ты уже про наряды спрашиваешь.

— Мама, что думать-то! Иди, конечно!

— Думаешь?

— Тебя когда последний раз на свидание приглашали?

— Э-э… Папа лет, эдак, цать назад.

— Вот видишь! Папы уже нет, но твоя жизнь-то продолжается!

— Я подумаю, — ответила Людмила Николаевна.

После окончания средней школы Людочка уехала в город, где довольно легко поступила в институт народного хозяйства на бухгалтера. Она и в женском вузе выделялась своей привлекательностью. Если бы в то время проводились конкурсы красоты, Людочка обязательно бы примерила на свою голову корону победительницы.

Парней в нархозе училось мало, за ними шла настоящая охота, и редко кто из них получал диплом без обручального кольца на пальце. Бегать за парнями Людочка считала ниже своего достоинства. В институте самым главным для неё была учёба, а мужчина в жизни появится сам собой, когда нужно будет. Так и произошло.

Третью курсовую практику Людочка проходила в плановом отделе Госбанка. Руководитель практики Сергей Валерьевич был очарован красивой студенткой и добился, чтобы после окончания нархоза Людочку распределили к нему в отдел. Правда, к тому моменту, когда Людочка вышла на работу, самого Сергея Валерьевича уже успели проводить на заслуженный отдых, и бывшая студентка попала «в лапы» его заместителя Юрия. Из которых вырваться уже не смогла, да и не захотела.

Юрий был на десять лет старше Людочки, красив, успешен, из семьи коренных москвичей, одним словом, прекрасная партия для деревенской девочки. Прожила они с мужем почти двадцать лет, родив и воспитав двух дочерей-красавиц. Семь лет назад она овдовела.

Хорошо, решила Людмила Николаевна, если Олег вновь заговорит про свидание, она, пожалуй, скажет «да», но только без ресторана. Прогулка в Ботсаду, маленькое пирожное в кофейне — это максимум, на что она была согласна.

Но на следующий день Олег на аллее не появился. Людмила Николаевна искала взглядом, но не находила среди любителей скандинавской ходьбы его фигуру в спортивном бордовом костюме. Не было Олега и через день. Он появился спустя неделю — постаревший, с осунувшимся лицом:

— Извините, Людмила Николаевна, не знал, как вас предупредить о своём внезапном отъезде.

— И куда же вы пропали, Олег?

— Грустная причина… Хоронил боевого товарища.

— Простите…

Они долго шли молча. В конце аллеи, там, где от асфальтовой дорожки грунтовая тропинка уходит в сторону жилмассива Людмила Николаевна сказала:

— Олег, мало ли что может случиться, запишите мой номер телефона.

И продиктовала одиннадцать цифр.

Он позвонил в тот же день, пригласил в Ботанический сад. Встретил её у входа с букетом красных роз. Они долго гуляли по саду, Олег рассказывал о своей жизни, о том, что с самого детства мечтал стать военным, вскользь упомянул название «горячих точек», которые в своё время не сходили с экранов телевизора, и словно читая мысли Людмилы Николаевны, остановился у дверей летнего кафе:

— Может, зайдём? Выпьем по чашечке кофе с какими-нибудь вкусняшками?

— С удовольствием, — ответила Людмила Николаевна.

День прошёл замечательно. Олег был галантен, заботлив, проводил её до подъезда, поцеловав, как в старинных русских романах, на прощание ручку. Вышло совсем по-книжному, но очень мило.

Они стали чаще видеться. Ходили на выставки, в театры, в кино. Если в разговорах с дочерьми Людмила Николаевна делилась планами на ближайшие дни, то в этих планах, как правило, упоминался Олег. Она и не заметила, как привязалась к отставному военному.

Примерно через месяц после прогулки по Ботсаду вечерний разговор Людмилы Николаевны с младшей дочерью был прерван звонком в дверь. На пороге стоял наряд полиции.

— Добрый вечер! — один из полицейских протянул фотографию Олега. — Вам знаком этот человек?

— Да. Что случилось?

— Можете проехать с нами в управление?

Пока ехали в машине Людмила Николаевна рисовала в голове картины одна страшнее другой. На все её вопросы полицейские однотипно отвечали «Вам всё расскажут», что ещё больше добавляло волнения. В кабинет следователя она заходила уже на ватных ногах.

Кабинет был маленький, напротив окна стоял, заваленный папками стол, на тумбочке дремал допотопный дисковый телефон. Следователь представился, ещё раз предъявил фотографию Олега и спросил, знает ли она этого человека.

— Да, — ответила Людмила Николаевна, — это Олег. Фамилию и отчество не знаю.

Всё что происходило дальше для Людмилы Николаевны было настоящим кошмаром. Она не успевала переварить одну информацию, как следователь, словно из ушата холодной воды, выливал на неё следующую. Человек, которого Людмила Николаевна знала как Олега, на самом деле был Полковниковым Евгением Олеговичем. Известным в криминальной среде мошенником по кличке «Полковник». Его специализация — обманывать и обкрадывать одиноких женщин.

— Но у меня он ничего не украл, — робко возразила Людмила Николаевна.

— Не успел, — усмехнулся следователь и протянул ей папку с документами, среди которых Людмила Николаевна нашла договор купли-продажи своей квартиры. К счастью, не до конца оформленный.

— Но как он всё узнал? — ужаснулась Людмила Николаевна.

— Не будьте наивной, они профессионалы. В банду входили юристы, нотариус, чиновники мэрии. Хорошо, что мы их вчера взяли. У каждого была своя роль. Полковников, например, обрабатывал жертв.

От слова «жертва» Людмилу Николаевну покоробило.

— Где он сейчас? — спросила она.

— В камере. Хотите его видеть?

— Нет.

Домой добиралась на такси. Вечер был тёплый, душный. Людмила Николаевна попросила водителя открыть окно в машине, ей не хватало воздуха.

Как она могла вляпаться в такую историю? Всегда осторожная, не подпускающая близко к себе посторонних людей, едва не попалась в лапы мошенника.

«Неужели это со мной случилось?» — корила себя Людмила Николаевна. Всё, больше никаких знакомств, отныне свою жизнь она будет посвящать только дочерям и внукам.

Телефон в её сумке разрывался от пропущенных сообщений:

«Мама, ты где?»

«Тебе плохо?»

«Почему не отвечаешь?»

Людмила Николаевна вытерла слезу со щеки и написала в ответ:

«Со мной всё в порядке. Провожала Олега в аэропорт. Он улетел».

Затем добавила:

«Улетел навсегда».

Автор: Константин Реннер


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности

Новые публикации