21.07.2021      151      0
 

Метафизика стихий


Рассказ о сотворении мира

За спиной вспыхнула в последний раз и погасла его семидесятая звезда. Да уж, работка стоила вложенных усилий. Это вам не какой-нибудь белый карлик, это − красный гигант! Любой гасильщик за такой заказ продаст, и душу, и запасную пару крыльев. Но только не он. Не он! Теперь она навсегда его: маленькая, уютненькая, затерявшаяся в обшлаге рукава Ориона, заурядная звездная системка, скрывающая свой редкостный голубой алмаз. Расправив веером гигантские крылья, всего за пару взмахов одолел несколько мегапарсеков. В просвете эфирного оперения мелькнуло созвездие Персея – его первый заказ. Намучился же он с этим «Злым духом»! Мимо пронеслось созвездие Лебедя. Гасильщик славно поработал над «Птичьим крылом» − оранжевый карлик оказался крепким орешком. А вот и Южный крест, из-за которого он чуть не лишился собственного крыла и милости Всевышнего. Самый неудачный и поэтому особенно, по больному, запомнившийся его проект.

Рад был до мелких чертиков, прости меня, Всевышний, сменить лицензию «Гасильщика» на статус Творца. Не абсолютного, конечно, так, третьестепенной категории, но все же созидательной направленности. Устал от разрушений. Кто же оспаривает их важность? Однако же, насколько приятнее сотворить что-то такое, эдакое, неожиданное и поразительное! Что бы вся Галактика завибрировала от восхищения, да что там Галактика. Вселенная! Вселенная – набегающий конгломерат фактов и данных, не пропускающая мимо своего сознания ни единого опыта, независимо от степени эффекта и успешности эксперимента. На долю микросекунды пронзившее: «И куда я лезу?», было стерто без следа очередным взмахом крыльев. На такой скорости проще воодушевляться большими перспективами, чем анализировать возможные последствия.

Свершилось! Его благословили! Отныне он сам станет и Эйдосом, и его субстанциональным воплощением, и трансцендентальным воплотителем. Он создаст свою идеальную модель сущего. Поменял расширение пространства, приблизив голубую планету к себе настолько, что ощутил запах озона. В ладонях колыхалась идеальная голубая сфера с гладкой, блестящей поверхностью. А, придадим-ка ей драгоценного сверкания! Крутанул сферу вокруг планетарной оси, ось саму нагнул в сторону солнца, выхватил из космоса ближайший булыжник, придал сферическую форму и пустил по орбите Голубой планеты. И побежали по поверхности, до этого гладкой и безупречной, рябь и волны, то переливаясь всем спектром от голубого до индиго, то проваливаясь в сумрак пурпурно-синего и полуночно-черного. Быстрее света сгонял в созвездие Большего Пса, договорился с местными Творцами и выпустил в безбрежный океан обитателей водного мира из системы Сириус. Их трепещущие полу-эфирные тела скрылись в волнующемся голубом просторе. Новые обитатели протяжно выпевали странными высокими голосами имена друг друга, и от их звуков тонкий план расцветал сверкающей белизны лотосами. Выдохнул в эфир с чувством исполненного долга. Можно и отдохнуть. Предоставил шанс этому миру жить и развиваться своим чередом.

Метафизика стихий

Вернулся через миллион лет. Ничего не изменилось. Голубая планета, все также вальсировала вокруг солнца и собственной оси, полу-эфирные жители все также распевали нежными голосами свои лотосорождающие песни. Застыл в недоумении.

− Ты что тут завис в пространстве, не облететь, не обнулить?

− А, это ты – Звездопадничек?

− Я, я. Что крылья повесил?

− Да вот…

Развернул на ладони пространство, приблизил к лицу Звездопадного Голубую планету.

− Твоя идеальная?

Прошелестел в ответ:

− Идеальная, но чего-то не хватает.

− Если чего-то не хватает, то − не идеальная, − безапелляционно припечатал Звездопадный. Ни тени сомнения. Счастливое создание Всевышнего. – Так чего тебе не хватает?

− Прогресса! Понимаешь, у них нет прогресса, развития нет!

− Хм, развития… А что у нас является движущей силой развития? – Звездопадный хитро посмотрел на Творца, поднял перед собой указующий перст. – Противоречия! Создай им трудности, и посмотри, что будет!

− Но как?

− Как, как! Да вот так! – и начал тыкать своим перстом указующим прямо в водную гладь планеты, поднимая фонтаны невиданной высоты. В этих местах воды расступались и на поверхность выходили огромные пласты твердой породы, неровной, даже уродливой, кое-где дымящейся вулканической лавой.

− Ну, ты это приукрась как-нибудь, чтобы вид имело, а мне пора, опаздываю.

Сверкнул спектрально насыщенным оперением и растворился среди звезд.

− Разберусь с делами, загляну к тебе, − донеслось уже с окраины Млечного Пути.

Четыре дня творил без устали: потушил вулканы, успокоил магму, закрепил тектонические слои (Звездопадный так пальцем своим натыкал, что чуть весь механизм не расстроил), придумал почву, и вдохновленный пылающим Барнардом, застелил её всевозможными оттенками зеленого, вершины гор украсил снежными шапками, застывшую вулканическую породу перемолол в мелкий песок, и морские лагуны аквамариново раскинули свои тела, бросая вызов небесной Лагуне. Критически осмотрел свое творение. Планета лишилась идеальной сферической формы, но в своей фигурной нестандартной индивидуальности стала более притягательной. Разнообразие красок радовало глаз. А почва оказалась прекрасным изобретением: из нее рождалось даже то, что не планировалось к сотворению. В честь неё и назвал свою идеальную – Землею.

− Что значит – Земля? Вот этот кусок грязи? – Звездопадный скептически поковырял пальцем почву, размытую дождями. – Впрочем, твое дело. Я к тебе с подарочком. Держи.

− Что это?

− Протоплазма. Контрабанда из параллельной Вселенной. Только никому. – И пропал мгновенно, не иначе в одной из своих параллельных Вселенных.

Ишь ты, протоплазма, да еще контрабандная. От этого можно столько неприятностей поиметь − инфернальная помойка за счастье покажется. Была не была, победителей не судят!

Вылепил, и огромных, и поменьше, и совсем карликовых, а некоторым даже перепончатые крылья приделал, зубы, когти, панцири – в ход пошло все, на что была способна его безграничная фантазия.

Минуло несколько миллионов лет.

− Есть прогресс?

− Нет. Как думаешь, Звездопадничек, может я взялся не за свое дело?

− Отсутствие результата – тоже результат. Давай проанализируем. Трудности у них есть?

− Есть?

− Значит, борьба за выживание наличествует?

− Само собой!

− Но не эволюционируют?

− В критично малой степень. Когти длиннее, кости крепче. Но вот духовного роста нет и следа.

− Так надо им показать, к чему стремиться!

− Но как?

− Дай им информацию о себе, пусть стремятся к идеалу.

− Как? Я же не существую в материальном мире?

− Ну, я сам не знаю. Теоретически, Дух познается Сознанием. А что у нас есть Сознание? – Звездопадный ждал ответа.

− Симбиоз Разума и Духа!

− Вот и дай им Разум!

− Дать им?! Вот этим?!

Звездопадный еще раз внимательно осмотрел Землю, кишащую рептилиями, от самых маленьких до неправдоподобно огромных.

− Знаешь что? Обнули ты их?

− Как?

− Как, как? Ну, астероид запусти или ось передвинь, они сами от холода вымрут.

Долго и кропотливо очищал Землю от последствий катаклизма. Рассчитал орбиту и периоды оборотов, активировал программы взаимодействия с планетарной системой, включил синхронизацию с метафизическим планом, перенес в другое измерение пространственно− временные континуумы, подальше отослал все кометы и астероиды, орбиты которых располагались близ его Голубой планеты. И только потом взял в руки небольшой кусочек протоплазмы. Теперь он дорожил каждой крошкой и жалел о бездумно израсходованном сырье.

− Ты их слепил по своему образу и подобию? Оригинально, оригинально. – Звездопадничек с любопытством рассматривал максимально увеличенную в пространстве пару людей.

− А почему без крыльев?

− Не хватило. Все ушло на динозавров, чтоб им пусто было.

− А это что?− Звездопадный ткнул пальцем в раскидистое дерево, в ветвях которого одиноко алел наливной крутобокий плод.

− Осторожно! Это информационный носитель с данными программы.

− Слопают они твой носитель, и семечки выплюнут.

− Исключено, плод не существует в их мире. Прежде им придется научиться видеть на тонком плане.

− Долго же тебе ждать придется!

− А вот посмотрим!

− Ага, увидим!

Творец раскинул крылья и возлежал на них, устремив мечтательный взгляд в искрящееся звездами пространство. Понимая, что собрат его давно уже сознаньем своим в иных сферах, Звездопадный незаметно переместил дерево из тонкого плана в трехмерное пространство: «Исключительно, из добрых побуждений! Опять не за хвост кометный миллион лет потеряет!»− и сквозанул в один из ближайших пространственных тоннелей.

− В кои-то времена я тебе понадобился! Твой рев слышен на границе Вселенной. Мой тонкий план до сих пор вибрирует.

− Твоих рук дело?!

− Ты о чем? – Звездопадный недоуменно и обиженно вздернул верхнюю пару крыльев, расплескав на целый парсек возмущенное спектральное сияние.

− Значит – сбой в программе, − Творец горестно указал на плод трудов своих.

Звездопадный приблизил Землю и долго изучал происходящее на планете. Увиденное ему не понравилось.

− Знаешь, что? Обнули ты их!

− Как так – обнули?

− Да вот так!

Творец в последнее мгновение успел вытащить палец Звездопадного из глубин океана. Но гигантские волны уже неслись по суше, навсегда сметая примитивные города, населенные людьми, такими жалкими и такими виноватыми.

− Что ты наделал? Ты погубил их всех!

− Нет, не всех. Вот несколько осталось.

Он был так счастлив видеть свои творения живыми, что неосторожно высунулся из тонкого плана, и чудом спасшиеся рухнули на колени, возблагодарив Светлый Лик за спасение.

− Теперь они совершенно определенно знают, что ты существуешь. Заберу-ка я мертвых в свои мастерские, протестирую. Может все дело в бракованной протоплазме. Через пару лет верну.

Что же с ними не так? Невозможно настолько игнорировать информацию, когда пространство «рядом, около, что касается» пронизано тысячами информационных каналов. А они застряли в ортодоксальном язычестве.

− Дай им колесо, тем самым спровоцируешь технический прогресс, − донеслось откуда-то из созвездия Печи. Как он везде успевает?

− Успевает всегда тот, кто никуда не торопится!

− Вон из моего канала!

− Колесооооооооо-о-о-о-о…

Колесо, так колесо. Хуже не будет.

− Их стало намного больше! Ты дал им бессмертие?

− Твой технический прогресс дает возможность существовать виду. Но продолжительность жизни отдельной особи увеличилась незначительно.

− Как прежде упорствуют в заблуждениях?

− Дать им колесо – было ошибкой, одной из многих!

− У них был выбор. Могли бы отказаться.

Звездопадный прокрутил пространство на увеличение, перед глазами заколыхалась Земля – оплот непомерных чаяний и глобальных разочарований.

− Ух, что они у тебя вытворяют! Да за такое наказывать надо!

− Наказываю!

− Как?

− А вот так!

Ткнул пальцем в движущуюся среди облаков точку, и серебристый лайнер, клюнув носом, помчался камнем к земле, набирая скорость, ознаменовав финал короткой вспышкой и взрывом.

− Или вот так!

Неуловимый щелчок пальцами закрутил в пустыне смерч и огромный город с широкими дорогами в мгновение ока исчез в россыпях песчаных дюн.

− Цунами, потопы, лесные пожары, извержения вулкана, холода, жара, град, голод! Я испробовал все! А болезни! Звездопадник, сколько всякого рода болезней я на них насылал! Эпидемии, мор, заразу!

− Может обнулить их?− Звездопадный задал свой вопрос без прежней невозмутимой уверенности.

− Да что обнуление? Бессмысленный процесс. Твое колесо привело их на грань самоуничтожения. Они создали оружие, способное разнести планету в клочки.

− Они знают об этом?

− Еще бы!

− Странные существа… Но ведь разум у них есть?

− Есть!

− Логику ты им дал?

− От Мо-цзы и Аристотеля до систем логического программирования.

Творец откуда-то из складок светящегося оперения достал прозрачный сосуд, покачал на ладони.

− Последняя надежда. Если и сейчас не поймут, я умываю руки.

Звездопадный просканировал содержимое эфирного сосуда.

− Коронавирус? Ничего себе, милый подарочек! То есть это будет мелодия коронная, после которой последует аккорд похоронный, − Звездопадный загрохотал хохотом на всю Вселенную, по галактике прошелестел дождь гамма-излучений, солнце увеличило свою магнитную активность.

− А если и после этого не поймут? Ты же не дашь им все загубить?

− Я не лишу их выбора.

Вирус оседал в биосфере, готовясь исполнить свою свирепую миссию.

Как-то совсем по-человечески, подперев ладонями подбородки, Творец и Звездопадный, устремили взгляды свои туда, где на звездном фоне голубела и драгоценно переливалась красавица – Земля, оплот непомерных чаяний, глобальных разочарований, безграничных надежд и беспредельной любви.

Автор: Оксана Котова


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности

Новые публикации